?

Log in

No account? Create an account
snegopadov
08 September 2014 @ 09:10 am
Нетлингер - так зовут незнакомца - хочет купить у Йохена, портье гостиницы «Принц Генрих», информацию о том, есть ли в отеле доктор Фемель. Но красная карточка, на которой записаны имена желаемых лиц, запрещает Йохен открыть путь для Нетлингера. Кроме того, имя самого незнакомца вызывает неприятные воспоминания и ассоциации.
 
 
snegopadov
08 September 2014 @ 09:09 am
Он услышал укол в левое бедро, хотел встать на локти и не смог, но успел взглянуть на себя: обеих рук не было, не было и правой ноги. Он упал на спину, потому что не имел на что опереться, закричал. Врач и пожарный испуганно посмотрели на него. Герой еще раз хотел посмотреть на доску, но пожарник стоял так близко, крепко держа за плечи, что заслонил ее, и герой видел только усталое лицо. Вдруг герой узнал в том пожарному школьного сторожа Биргелер. «Молока», - тихо сказал герой.
 
 
snegopadov
08 September 2014 @ 09:09 am
За доской стоял операционный стол, на который героя и положили. Он на мгновение увидел себя в ясном стекле лампы, но показалось ему, что он коротенький, узкий свиток марли. Врач повернулся к нему спиной, возился в инструментах. Пожарный стоял напротив доски и улыбался, устало и скорбно. Вдруг за его плечами, на нестертыми другой стороне доски, герой увидел нечто такое, от чего сердце впервые отозвалось: «... где в потайном его уголке вынырнул испуг, глубокий и страшный, и оно забилось у меня в груди - на доске была надпись моей рукой ». «Вот он, все еще там, то выражение, которое нам велели тогда написать, в том безнадежном жизни, которое кончилось всего три месяца назад:« Путник, когда ты придешь в Спа ... ». Он вспомнил, что ему тогда не хватило доски, он не рассчитал как следует, взял слишком большие буквы. Вспомнил, как кричал тогда учитель рисования, а потом сам написал. Семь раз было там написано разными шрифтами: «Путник, когда ты придешь в Спа ...» Пожарный отступил, теперь герой увидел все выражение, только немного испорчен, потому буквы выбрал великоваты.
 
 
snegopadov
08 September 2014 @ 09:08 am
Санитары подняли его и понесли за доску. Над дверью зала когда висел крест, потому называлась и гимназия школой святого Фомы. Затем «они» (фашисты) креста сняли, но на том городе остался свежий след, такой выразительный, он был виден лучше, чем сам крест. Даже когда стену перекрасили, крест выступил снова. Теперь он увидел то след от креста.
 
 
snegopadov
08 September 2014 @ 09:08 am
Он не помнил, как его ранили, знал только, что не может шевелить руками и правой ногой, а левой только слегка. Надеялся, что их так тесно примотали к туловищу. Он попытался пошевелить руками и почувствовал такую ​​боль, что снова закричал от боли и ярости, руки не шевелятся. Наконец над ним наклонился врач. Позади стоял пожарный и тихо то говорил врачу на ухо. Тот долго смотрел на парня, потом сказал, что скоро и его очередь. За доску, где сиял свет, понесли соседа. Потом ничего не было слышно, пока санитары устало не вынесли соседа и понесли к двери. Парень снова закрыл глаза и сказал себе, что должен узнать, какая у него рана и действительно ли он в своей школе. Все, на чем останавливался его взгляд, было далеко и безразлично, «как будто меня принесли к какому музея мертвых, в мир глубоко чужд мне и неинтересен, который почему узнавали мои глаза, но одни глаза». Он не мог поверить, что прошло всего три месяца с тех пор, как он рисовал здесь, а на перемене, взяв свой ​​бутерброд с повидлом, шел к сторожу Биргелер пить молоко вниз в тесную каморку. Он подумал, что соседу его, наверное, понесли туда, где клали мертвых; может, мертвецов относили в маленькую Биргелерову комнатку, где когда пахло теплом молоком.